20:51 

Проспал 11 сентября

N_Armitage
Раз сегодня годовщина небезызвестного теракта в Нью-Йорке, то запощу-ка я эту историю у себя.
История о том, как спасает лень и непунктуальность.
Автор: Дмитрий Сахаров

Мы служили вместе в армии, было это давно, в середине 80-х годов. Уже тогда, в относительно молодом возрасте (ему было 25, призвали после окончания Института связи), Михаил отличался потрясающей ленью. Но отцы-командиры претензий к нему не предъявляли, поскольку молодой солдат (на самом деле он был в роте старше всех, кроме командира) был талантливейшим радиомехаником.

Он ремонтировал телевизоры и радиоприёмники, редкие тогда электронные часы, телефоны и проигрыватели, любую бытовую технику с лёгкостью и азартом, которому позавидовала бы любая мастерская советской «бытовки». И всё бесплатно. Офицеры и прапорщики не платили солдату денег, но зато закрывали глаза на его «особенности», то есть патологическую лень и нежелание выполнять солдатские обязанности. Кроме того, многие командиры учились в академии связи и должны были отправлять в Москву контрольные работы по физике и радиотехнике. А писал их тот же солдат Миша.

Рядовой Осадчий, призванный из Сыктывкара весной 1986 года, вставал в 10–11 часов, когда полк связи, в котором мы служили, почти в полном составе маршировал по плацу, или сидел в учебных классах, или копал траншеи под военные кабели. Он не торопясь завтракал и отправлялся в свой кабинет, небольшую комнатку в здании штаба полка, отведённую ему командиром части под ремонт и написание контрольных и курсовых работ.

Полтора года, которые надлежало отдать Родине в советские времена для её защиты от империалистов, пролетели быстро, и мы с Мишей вернулись домой. Он после армии поработал немного по основной специальности, а потом, на удивление всех знакомых, обнаружил родственников за границей. И не где-нибудь, а в самом Нью-Йорке. Был разгар горбачёвской перестройки, и разрешение на выезд дали довольно скоро, да и пятый пункт анкеты (национальность) легко позволил оформить выездные документы. Так Миша, вернее, уже Майкл, оказался в городе «жёлтого дьявола», как тогда в советской прессе именовали Нью-Йорк.

Работу 28-летний холостой «русский», имеющий диплом Ленинградского института связи, нашёл не сразу. Сначала прошёл курсы английского языка при синагоге, а затем по протекции родственников устроился в фирму, торгующую телефонными приставками (по-нашему автоответчиками). На самую рядовую должность – консультанта в торговом зале, правда, с хорошей зарплатой 400 долларов в неделю плюс cash (наличные) по усмотрению начальства. Но вскоре начались проблемы. Когда Майкл проспал начало рабочего дня в пятый раз, его пригласил босс и потребовал объяснений. Разговор происходил на чистом русском языке, с упоминаниями мамы и других родственников, а также отдельных органов мужчин и женщин. В результате разговора Мише дали испытательный срок – неделю, для преодоления «пережитков социализма».

И он решил взяться за ум: изменил режим, стал раньше ложиться спать, чтобы к 8 утра быть на работе. Вроде бы, всё стало приходить в норму: начальство не жаловалось, деньги капали, нью-йоркские родичи даже стали подыскивать для Миши невесту из хорошей семьи. Но он опять учудил: уволился с работы и пошёл на курсы программистов. В начале 90-х годов это была редкая профессия даже для Америки. Все родственники ополчились на него и пригрозили лишить семейной поддержки, если Михаил не возьмётся за ум и не начнёт вести жизнь, подобающую приличному американцу (к этому времени он уже натурализовался).

Но наш герой проявил завидное упорство и закончил всё-таки годичные курсы. Для этого ему пришлось, как и в советские времена подрабатывать ремонтом радиотехники. Он получил сертификат и стал представителем редкой, очень востребованной и очень высокооплачиваемой профессии.

Первое же предложение о работе, которое он получил, повергло родственников в шок. 2600 в неделю и работа на Нижнем Манхеттане (район небоскребов) для бывших русских из Сыктывкара, Вологды и Подмосковья было верхом мечтаний.

Прошло несколько лет. Михаил по-прежнему работал в разных фирмах программистом, остепенился, женился, но продолжал регулярно опаздывать на работу. Все его начальники давно махнули на это рукой, поскольку свои прямые обязанности он выполнял великолепно и не считаясь со временем. Но вот, в инвестиционную фирму «A&A Capital», в которой работал Осадчий, пришёл новый начальник. Он оказался приверженцем жёсткой трудовой дисциплины и потребовал от сотрудников более рационального использования рабочего времени. Его настрой был бескомпромиссен: не нравится - ступай на улицу. Надо сказать, что работать в этой компании было престижно и выгодно. Она находилась на 30-х этажах Северной башни Всемирного торгового центра, и платили там хорошие деньги. Сколько именно, Миша не говорит, поскольку в своё время подписал бессрочное обязательство не разглашать размер заработков. Но, не называя сумму, хватается за голову и говорит только одно слово: «Ох.еть». А затем продолжает: «Я бы никогда не ушёл оттуда, если бы не этот придурок».

Все эти события разворачивались в начале сентября 2001 года.

Миша долго размышлял и, в конце концов, пришёл к выводу, что ему лучше уволиться. И опять он пережил протесты родственников, которые никак не могли понять, как можно жертвовать такой работой ради сна. Но Михаил всегда отличался упёртостью, когда дело касалось его интересов, и написал заявление. За несколько дней, пока он сдавал дела и оформлял документы, удалось подыскать другую работу. По соседству с башнями-близнецами, в так называемом «Седьмом центре». Платить там ему должны были несколько меньше, так как фирма была молодая и только начинала работать. Но самое главное - в офисе начинали работать гораздо позже, чем в других, в 9 часов.

Необходимо пояснить читателю, что в Нижнем Манхеттане, где много небоскребов, власти ввели подвижный график начала рабочего дня, чтобы разгрузить улицы. В некоторых фирмах рабочий день начинается в 7.30, в других в 10. Таким образом, начало и окончание рабочего дня растягивается на длительное время, что позволяет избежать автомобильных пробок.

Михаилу очень повезло, своей удаче он радовался больше даже, чем первой «программерской» работе много лет назад. 7 сентября, в последний день работы в инвестиционной компании он получил положенную ему компенсацию, простился с коллегами и в последний раз вышел из широких дверей Северной башни ВТЦ.

А на новую работу вышел в понедельник, 10 сентября. Фирма «Sealed Air Corporation» была создана совсем недавно и должна была снабжать авиационные компании программным обеспечением для продажи и бронирования билетов, закупки топлива, продовольствия и многого другого. Фирма Мише понравилась, и он решил не опаздывать на работу, тем более, что рабочий день начинался поздно.

Но 11 сентября он всё-таки проспал. Само опоздание было не столь велико, но собираться пришлось в спешке, чего Михаил терпеть не мог, а главное, он пропустил нужный поезд метро, на котором бы мог успеть вовремя. В расстроенных чувствах, негодуя на себя и «лентяйку-жену», которая нигде не работала, но тоже любила поспать, Миша вышел из вестибюля станции метро «Verri Street» в 8.55, прекрасно зная, что на дорогу ему придётся потратить ещё 10 минут. И ещё 10 на то, чтобы дождаться лифта. То есть, на рабочем месте он окажется на пятнадцать минут позже, чем нужно.

Минут пять он торопливо шёл по улице, лавируя между толпами таких же, как он, клерков, но потом заметил, что сначала один, потом другой прохожий, а потом и вся улица останавливается и смотрит на вершину Северной башни, где ещё несколько дней назад работал он сам. Там, на гигантской высоте, расцвёл пунцово-чёрный цветок небывалых размеров. Он поглотил большую часть вершины небоскреба, а потом начал съёживаться. Как в замедленном фильме, по странной кривой траектории летели обломки здания, падали на землю, врезались в окна и стены соседней Южной башни.

Михаил вышел на перекресток, на улицу, ведущую к его офису, и увидел, как из пробитой неизвестно чем дыры в здании вырываются клубы чёрного дыма. Те, кто находился в этой части Манхеттана, не могли видеть самолёта, врезавшегося в башню.

Осадчий продолжил движение в сторону своей фирмы, но уже не так быстро, в воздухе висело неясное ощущение конца света. Где-то далеко завыли сирены, и Миша потерял счёт времени. А через несколько минут на его глазах уже второй самолёт прошил насквозь второй небоскреб. Ещё через час рухнула первая башня, за ней вторая, а он всё стоял и смотрел…

Вскоре после падения ВТЦ по улицам поползла тяжёлая пыльная туча, поднятая при падении двух самых высоких зданий планеты. Бывший сыктывкарец Миша, любящий поспать, повернулся и пошёл прочь, стараясь успеть уйти от жёлтого облака. Когда дошёл до станции метро, выяснилось, что оно не работает, и он отправился пешком дальше. Шёл-шёл, пока не оказался у противоположной стороны Манхеттана, а там сел на метро и отправился домой.

Дома наш программист появился только к вечеру. Когда жена увидела его, то ужаснулась, дорогой светлый костюм, вся одежда, даже бельё было покрыты тонким, несмывающимся слоем пыли и пепла. Поэтому всё пришлось выбросить.

До начала октября Миша сидел дома, а потом ему позвонили представители фирмы и предложили выйти на работу в новый офис, арендованный в пригороде. С тех пор он там и работает. А когда родственники укоряют его за излишнюю любовь ко сну, то он напоминает им, что благодаря своей сонливости он до сих пор жив и здоров.

@темы: статьи, интересности

URL
   

небытиё

главная